Главная » Файлы » Методические разработки

Исследовательская работа "Фразеологизмы в романе Ф.М.Достоевского "Преступление и наказание""
[ · Скачать удаленно () ] 24.06.2015, 21:13

ВВЕДЕНИЕ

О фразеологии написано множество статей, книг, диссертаций, а интерес к этой области языка не иссякает ни у исследователей, ни у тех, кто просто неравнодушен к слову. И тем более интересным представляется исследование фразеологии литературного произведения, потому что именно фразеология помогает глубже, ярче, выразительнее раскрыть идею романа.

Для своего исследования я выбрала роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» потому, что в этом романе особенно ярко проявилось мастерство писателя, его умение передать смысловые тонкости средствами языка. Автор затронул в своем произведении вечные вопросы, которые ставит перед человеком жизнь: проблемы добра и зла, сильной личности и "тварей дрожащих", преступления и наказания.

С момента выхода в свет внимание литературоведов и лингвистов всегда привлекали романы Ф.М. Достоевского. В частности, В.В. Виноградов выдвинул теорию, в свете которой изучение фразеологии произведений Достоевского помогает проникнуть в структуру "образа автора" – образа, являющегося, по словам ученого, "конструктивным элементом одного произведения, цикла произведений и творчества писателя в целом".[1] Кроме того, фразеологические обороты как выразительное средство языка являются его важнейшей составляющей частью и находят в нем самое различное применение, являясь одним из активных эмоционально-экспрессивных средств воздействия на читателя. Именно определение стилистических функций фразеологических оборотов дает возможность глубже раскрывать специфику творческого метода автора. Не менее ценно изучение фразеологического новаторства самого писателя, преобразовавшего нормативные фразеологизмы, зафиксированные в словарях. Актуальность данного проекта заключается в том, что на сегодняшний день, по мнению исследователя творчества Достоевского Семеновой  Н.А., «фразеология произведений Достоевского почти не изучена».[2]

Материалом данного исследования послужил текст романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», а также русские фразеологические словари (печатные и электронные).

Цель проекта – изучение фразеологии романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», анализ приемов художественного использования фразеологизмов в тексте романа.

В связи с поставленной целью необходимо решить следующие задачи:

  1. Изучить теоретическую составляющую темы.
  2. Проанализировать текст романа с целью выявления фразеологизмов.
  3. Классифицировать и систематизировать фразеологизмы романа (составить словарь).
  4. Изучить интерпретацию фразеологических единиц автором.
  5. Выявить особенности употребления фразеологизмов в речи персонажей романа.

Методы исследования. В соответствии с поставленными задачами в данном исследовании применяется семантико-стилистический, сравнительно-сопоставительный метод, а также метод количественного анализа фразеологических единиц.

При написании работы была привлечена  необходимая учебная  и  научно-популярная литература. Источником основных теоретических сведений по фразеологии послужили учебные пособия «Современный русский язык» Р. Н. Попова, Д. П. Вальковой, Л. Я. Маловицкого и «Фразеология современного русского языка» Шанского Н.М., которые содержат систематизированное изложение сведений о современном русском языке, о его фонетическом и грамматическом строе, о его лексике, фразеологии, о семантических, грамматических, стилистических свойствах фразеологизмов, об источниках фразеологических единиц.

При написании данной работы активно привлекались электронные            фразеологические и толковые словари. Наиболее полный материал по русской фразеологии предоставляет сайт www.frazeologiya.ru, который содержит около 100 тысяч фразеологических единиц. В его основу положены "Словарь русского языка" в 4-х томах под редакцией А.П. Евгеньевой (М., 1981, 1984) и "Словарь современного русского литературного языка" (М., 1950, 1965) в 17-ти томах. Неоценимую помощь при создании работы оказали материалы сайта dic.academic.ru, который представляет собой свод огромного количества словарей, в том числе и по русскому языку. Это позволило привлечь к работе современные и проверенные временем фразеологические и толковые словари:

  • Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов. Ак. наук.. М. И. Михельсон. 1896—1912.
  • Фразеологический словарь русского литературного языка. А. И. Фёдоров. 2008.
  •  Учебный фразеологический словарь. Быстрова, А. П. Окунева, Н. М. Шанский. 1997.
  •  Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. Вадим Серов. 2003.
  •  Пословицы русского народа. В. И. Даль. 1989.
  • Большой словарь русских поговорок. В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. 2007.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы.

 

ГЛАВА 1. ФРАЗЕОЛОГИЯ. ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ.

КЛАССИФИКАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ

В современной науке о русском языке термин фразеология употребляется в двух значениях: как научная дисциплина, изучающая фразеологизмы, или фразеологические единицы, языка, и как сам состав, или совокупность, таких единиц в языке.

Основания для выделения и право на существование фразеологии наряду с другими лингвистическими дисциплинами, например с лексикологией, предопределяются объективными факторами.

     Исследователи  В.Л.Архангельский,  С.Г. Гаврин,  В.Н. Телия   определяют фразеологизм  как   языковую   единицу,   для   которой   характерны   такие второстепенные    признаки    как    метафоричность,    эквивалентность    и синонимичность слову. 

В своей работе «Фразеология современного  русского  языка»  русский лингвист Н.М. Шанский дает следующее определение: «Фразеологический оборот –  это  воспроизводимая в готовом виде  языковая  единица,  состоящая  из  двух  или  более  ударных компонентов словного характера, фиксированная (т.е.  постоянная)  по  своему значению,  составу  и  структуре».  Лингвист  полагает,  что   основным свойством фразеологического оборота является его воспроизводимость, так  как «фразеологизмы не  создаются  в  процессе  общения,  а  воспроизводятся  как готовые целостные единицы». [3]

Фразеология как самостоятельная лингвистическая дисциплина возникла в 40-х г.г. XX в. в советском языкознании. Предпосылки теории фразеологии были заложены в трудах А.А. Потебни, И.И.Срезневского, А.А.Шахматова и Ф.Ф.Фортунатова. Влияние на развитие фразеологии оказали также идеи французского лингвиста Ш. Бали (1865-1947). В западноевропейском и американском языкознании фразеология не выделяется в особый раздел лингвистики. Вопрос об изучении устойчивых сочетаний слов в специальном разделе языкознания – фразеологии был поставлен в учебно-методической литературе ещё в 20-40 г.г. в работах Е.Д. Поливанова, С.И. Абакумова, Л.А. Булаховского.

Изучение фразеологии стимулировалось лексикографической практикой, с одной стороны, а с другой – работами академика В.В. Виноградова, в которых были поставлены вопросы об основных понятиях фразеологии, её объёме и задачах. В 50-х годах главное внимание уделялось вопросам сходства и различий фразеологизмов со словом и сочетанием слов. 60-70-е годы в развитии фразеологии характеризуются интенсивной разработкой собственно фразеологических методов исследования объектов фразеологии, основанных на идеях системно-уровневого анализа фактов языка.

Языковеды  исследовали  различные  аспекты  фразеологии,   но   до сегодняшнего дня нет единого мнения по вопросу об  объеме  фразеологии.

С  точки  зрения  семантической  слитности  можно  выделить  четыре группы фразеологических оборотов:

  • фразеологические сращения;
  • фразеологические единства;
  • фразеологические сочетания;
  • фразеологические выражения.

Фразеологическое сращение, или идиома (от греч. ἴδιος — собственный, свойственный) — это «семантически неделимый оборот, значение которого совершенно не выводимо из значений составляющих его компонентов».[4] Например, «содом и гоморра» — суматоха, шум.

Зачастую грамматические формы и значения идиом не обусловлены нормами и реалиями современного языка, то есть такие сращения являются лексическими и грамматическими архаизмами. Так, например, идиомы «бить баклуши» — «бездельничать» (в исходном значении — «раскалывать полено на заготовки для выделки бытовых деревянных предметов») и «спустя рукава» — «небрежно» отражают реалии прошлого, отсутствующие в настоящем (в прошлом им была присуща метафоричность). В сращениях «от мала до велика», «ничтоже сумняшеся» сохранены архаичные грамматические формы.

Фразеологическое  единство  –  «это   семантически   неделимый   и целостный   фразеологический   оборот,  значение   которого    мотивировано значениями составляющих его слов». [5]

Неразложимое значение  фразеологического  единства  возникает  в  результате слияния  значений  составляющих  его  слов  в  единое  обобщенно-переносное: «закинуть удочку, тянуть лямку,  зарыть  талант  в  землю,  семь  пятниц  на неделе, первый блин комом».

Фразеологические   единства   допускают   вставку   других   слов:   «тянуть (служебную) лямку».  Фразеологическое  единство  семантически  мотивировано, обладает образностью: «уйти  в  свою  скорлупу,  кровь  с  молоком,  держать камень за пазухой, довести до белого каления».

Фразеологическое сочетание (коллокация) — это устойчивый оборот, в состав которого входят слова «как со свободным значением, так и с фразеологически связанным, несвободным (употребляемым лишь в данном сочетании)». [6]Фразеологические сочетания являются устойчивыми оборотами, однако их целостное значение следует из значений составляющих их отдельных слов.

В отличие от фразеологических сращений и единств, сочетания семантически делимы — их состав допускает ограниченную синонимическую подстановку или замену отдельных слов, при этом один из членов фразеологического сочетания оказывается постоянным, другие же — переменными: так, например, в словосочетаниях «сгорать от любви, ненависти, стыда, нетерпения» слово «сгорать» является постоянным членом с фразеологически связанным значением.

Фразеологическое (фразеологизированное) выражение – это  «устойчивый  в  своем  составе  и употреблении   фразеологический   оборот,   который   не   только   является семантически членимым, но и состоит целиком из слов со свободным  значением».[7]

Фразеологические выражения воспроизводятся как готовые единицы с  постоянным значением и составом: «любви все возрасты покорны, волков бояться  –  в  лес не ходить, всерьез и надолго».

Часто фразеологическое выражение представляет собой законченное предложение с утверждением, назиданием или выводом. Примерами таких фразеологических выражений являются пословицы и афоризмы. Если во фразеологическом выражении отсутствует назидание или имеются элементы недосказанности, то это поговорка или крылатая фраза. Другим источником фразеологических выражений является профессиональная речь. В категорию фразеологических выражений попадают также речевые штампы — устойчивые формулы типа «всего хорошего», «до новых встреч» и т.п.

Многие лингвисты не относят фразеологические выражения к фразеологическим единицам, так как они лишены основных признаков фразеологизмов.

В современном языкознании существуют различные классификации фразеологизмов: по происхождению, по синтаксическому составу, по степени заимствования и др.

Одну из классификаций фразеологизмов по лексическому составу предлагает Н. М. Шанский. Учитывая   характер   состава    фразеологизмов    (специфические особенности  образующих   их   слов),   он   выделил   две   группы фразеологических оборотов:

  • фразеологические   обороты,   образованные   из   слов    свободного употребления, принадлежащих к активной лексике  современного  русского языка: «как снег на голову, через час по чайной ложке, подруга  жизни, бросить взгляд, стоять грудью, взять за горло»;
  • фразеологические обороты с  лексико-семантическими  особенностями,  то есть такие,  в  которых  есть  слова  связанного  употребления,  слова устаревшие или с диалектным значением: «мурашки бегут, оторопь нашла, притча во языцех, в объятиях Морфея, вверх тормашками, души  не  чает, чревато последствиями, как кур во щи, разбить вдребезги».

По своему строению и по грамматическому составу фразеология современного русского языка неоднородна.

 По структуре все обороты делятся на две большие группы:

  1. Фразеологические обороты, имеющие форму самостоятельного предложения: А судьи кто?; А Васька слушает, да ест; Ну как не порадеть родному человечку; Только боги бессмертны; Чему быть, того не миновать и мн. др. В роли предложений чаще всего выступают фразеологизированные выражения, имеющие, как правило, синтаксически законченную форму. Нередко для этой цели используются и разнообразные обороты разговорно-бытовой речи: кот наплакал; раз, два и обчелся; держи карман шире; дело в шляпе; дело - табак; сам себе голова и др.

       Среди фразеологизмов, по структуре соответствующих предложению,  по значению Н.М. Шанский выделяет две группы: номинативные  -  фразеологизмы,  называющие  то  или   иное   явление действительности: «кот наплакал, руки не доходят, куры не клюют,  куда глаза глядят, след простыл», выступающие в функции  какого-либо  члена предложения; коммуникативные  –  фразеологизмы,  передающие   целые   предложения: «счастливые  часов  не  наблюдают,  голод  не  тетка,  бабушка  надвое сказала, на сердитых воду возят, голова идет  кругом,  нашла  коса  на камень,  не  в  свои  сани  не  садись,  кашу  маслом  не  испортишь», употребляющиеся или самостоятельно, или в  качестве  части  структурно более сложного предложения.

  1. Фразеологические обороты, имеющие форму словосочетания: дух времени, сардонический смех, вавилонское столпотворение; девичья память; карты в руки; кровь с молоком; вешать нос на квинту; попасть пальцем в небо; на край света и др.

Н.М. Шанский  выделяет  четыре  группы  фразеологизмов   по их происхождению: исконно русские фразеологизмы; заимствованные фразеологизмы; фразеологические кальки; фразеологические полукальки.

        Исконно русский фразеологический оборот  –  «это  такое  устойчивое сочетание слов, которое в  качестве  воспроизводимой  языковой  единицы  или возникло в русском языке, или  унаследовано  им  из  более  древнего  языка-источника».[8] Можно выделить три группы  исконно  русских  фразеологизмов:  общеславянские (русск. водить за нос – укр. водити за нiс – польск. wodzic za nos  –  болг. водя за носа, русск. с головы до пят – с.-хорв. од главе до  пете  –  чешск. od hlavy az do paty, русск. бабье лето  –  польск.  babie lato  –  c.-хорв. бабино лето), восточнославянские (русск. под горячую руку – укр. пiд  горячу руку – бел.пад гарачую руку), собственно русские (дело в  шляпе, душа в пятки ушла).

Заимствованный фразеологический  оборот  –  «это  такое  устойчивое сочетание слов, которое в качестве  готовой  воспроизводимой  единицы  языка пришло в русский язык извне и употребляется в нем в том виде, в котором  оно известно в языке-источнике».[9] По  своему  характеру   такие   фразеологизмы   делятся   на   две   группы: фразеологизмы, заимствованные из старославянского языка  (всей  душой,  ради бога, знамение времени, на сон грядущий, злачное  место),  и  фразеологизмы, заимствованные из западноевропейских  языков  без  перевода  (русск.  жребий брошен – лат. alea jacta est, русск. третьего не дано  –  лат. tertium non datur,  русск.  время  –  деньги  –  англ.  time  is  money).

Фразеологическая  калька  –  это   устойчивое   сочетание   слов, возникшее в русском  языке  в  результате  дословного  перевода  иноязычного фразеологизма. Например: борьба за жизнь (англ. struggle for life), разбить наголову  (нем. auf Haupt schlagen), бумага не краснеет (лат. epistola non erubescit),  с птичьего полета (фр. a vol d’oiseau), от  всего  сердца  (фр.  de tout mon coeur).

Фразеологическая полукалька  –  это  полуперевод-полузаимствование иноязычного  фразеологического  оборота  (часть  компонентов   фразеологизма переводится, а часть заимствуется без перевода). Например:  пробить  брешь  (фр. batterien breche),  смешать  карты   (фр. brouiller les  cartes),  строить куры  (фр.  fairе la cour),  артезианский колодец (фр. puits artesian).

По своим экспрессивно-стилистическим свойствам выделяются следующие  группы  фразеологических  оборотов: межстилевые, разговорно-бытовые, книжные, архаизмы и историзмы. Стилистическая    дифференциация    фразеологизмов    включает    «оценочно-эмоционально-экспрессивные   особенности,    которые    приобретаются    ими (фразеологизмами) вследствие их  предпочтительного  и  даже  исключительного употребления в тех, а не других сферах  и  областях  человеческого  общения».[10] Употребление  многих  фразеологических  оборотов  в  той  или  иной  степени ограничено рамками определенного стиля языка (отпустить  душу  на  покаяние, казанская сирота, топтаться на  месте  –  принадлежность  разговорно-бытовой речи, светило дня, вешние воды, уснуть вечным сном – принадлежность  книжной речи). Многие фразеологические  обороты  не  только  называют  то  или  иное явление  объективной  действительности,  но  и  указывают  на   определенное отношение  говорящего  к  этому   явлению   (неодобрение,   ласка,   ирония, риторичность и т.д.).

Межстилевые фразеологические  обороты  –  это  устойчивые  сочетания  слов, известные и употребляемые во всех стилях языка. Межстилевые фразеологизмы не содержат какой-либо оценки:  от  всего  сердца, сдержать слово, тайное голосование, под открытым небом, время от времени.

Разговорные бытовые фразеологические обороты  –  это  устойчивые  сочетания слов, преимущественно или исключительно употребляемые в устной речи. Они  имеют  образный  характер  и   отличаются   экспрессивно-стилистической окраской (ласкательной,  бранной,  иронической,  презрительной,  шутливой  и т.д.):  навострить  лыжи,  набить  карман,  гнуть  спину,  о  двух  головах, заморить червячка, свинью подложить, как сельди в бочке, стрелять  из  пушек по воробьям.

Книжные  фразеологические  обороты  –  это   устойчивые   сочетания   слов, преимущественно или исключительно употребляемые в письменной речи. Они  отличаются  сферой  употребления  (письменная  речь)   и   «повышенной» экспрессивно-стилистической окраской (книжной, торжественной,  патетической, поэтической и др.): вести начало, игра  судьбы,  стереть  с  лица  земли,  в мгновение ока, житейское море.

Фразеологические историзмы –  это  фразеологические  обороты,  вышедшие  из активного употребления в  связи  с  исчезновением  соответствующего  явления действительности. Например: частный пристав, требовать удовлетворения, держать стол,  суконное рыло, боярский сын.

Фразеологические архаизмы  –  это  фразеологические  обороты,  вышедшие  из активного  употребления  в  связи  с  вытеснением  их  другими   устойчивыми сочетаниями или  отдельными  словами,  оказавшимися  более  подходящими  для выражения соответствующих понятий. Например: биться об заклад – держать  пари,  блуждающие  звезды  -  планеты, камень горючий - сера, обладать собой  –  владеть  собой,  сырная  неделя  – масленица.

Таким образом, русская фразеология представляет собой достаточно развитую систему. Изучение фразеологии является необходимым условием не только успешного овладения нормами языка и обогащения речи, но и обязательным при анализе литературных произведений, так как более детальное изучение фразеологизмов произведения помогает глубже проникнуть в замысел автора.

 

ГЛАВА 2. ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ В РОМАНЕ

Ф.М. ДОСТОСТОЕВСКОГО «ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ»                     

С целью изучения использования фразеологизмов Ф.М. Достоевским в романе «Преступление и наказание» мною был проведен анализ текста романа и выборка фразеологических единиц. В дальнейшем к каждому фразеологизму было найдено соответствие во фразеологических и толковых словарях. Анализ собранного материала позволил сделать следующие выводы:

  1. В тесте романа выявлено 1023 случая употребления фразеологизмов. С учетом вариантных форм и неоднократности употребления общее количество использованных фразеологизмов составило 604 единицы.
  2. Структурная классификация фразеологизмов по типу такова: фразеологические сращения (ф1) - 180 единиц (30%), фразеологические  единства (ф2) – 144 (24%), фразеологические сочетания (ф3) – 218 (36%), фразеологические обороты (ф4) – 66 (10%).
  3. Частотность употребления отдельных фразеологизмов колеблется от 2 до 21. Наиболее часто встречающиеся фразеологизмы: по крайней мере, одним словом – 21 случай употребления, про себя – 14, прийти в голову, не отводить глаз – 12, с первого взгляда, сойти с ума -11, ей-богу - 10, ломать руки, мелькнуло в голове, черт с ним – 9, голова кружится, первый шаг, точь-в-точь – 8, на этот счет, черт возьми – 7, бог знает, переступить черту, хлеб-соль – 6, до последней черты, забегать вперед, мизинца не стоит, раз и навсегда, сбить с толку, явка с повинной - 5. Необходимо отметить некоторую особенность авторского употребления фразеологизмов: как правило, двух-, трехкратные повторы фразеологического оборота встречаются в пределах небольшого фрагмента текста (1-2 страницы).
  4. Синтаксический анализ фразеологического материала романа показал существенное преимущество фразеологизмов-словосочетаний – 89% (без задних ног, впиваться глазами, греть руки, забегать вперед, на край света), тогда как фразеологизмы-предложения составляют 11% от общего количества.  Среди фразеологизмов предложений встречаются как номинативные (бог даст, время терпит, глаза открылись, гром грянул, и след простыл), так и  коммуникативные (вода и землю точит, и камень долбит, много с тех пор воды утекло, левая рука не знает, что делает правая).
  5. Анализ фразеологизмов романа с точки зрения их происхождения выявил: абсолютное большинство фразеологизмов романа являются исконно русскими (бровью не моргнуть, знать толк, и след простыл, схватить за хвост, тёртый калач и т.п.). Количество заимствованных фразеологических оборотов составляет менее 2 %. Большинство заимствованных фразеологических оборотов являются кальками (буква и дух закона, игра не стоит свеч, от великого до смешного один шаг (фр.), с ног до головы (лат.), здравый смысл (англ.)). Морально-этическая  проблематика романа обусловила введение Достоевским в речь персонажей ряда фразеологизмов библейского происхождения (камень преткновения, выпить чашу, хлеб насущный, бросить камень). В тексте романа встречаются фразеологические заимствования без перевода на русский (Nihil est simul inventum et perfectum. На земле нет совершенства). Используя этот прием, автор решает задачу создания яркой речевой характеристики персонажа (Илья Петрович).
  6. Стилистический анализ фразеологизмов романа показал существенное преимущество разговорно-бытовых фразеологизмов (на два слова, одного поля ягода, прийти в голову, сесть в лужу и т.п.). Экспрессивные свойства разговорных фразеологизмов позволяют не только обозначить то либо иное явление действительности, но и показать отношение говорящего к этому явлению. Так в ткани романа можно встретить фразеологизмы, отражающие следующие эмоционально-оценочные значения: превосходство над объектом – мизинца не стоит, стоять на одной доске, выражение пренебрежения и негативного отношения - чёрт (тебя, вас, его и т.д.) возьми, наплевать в лицо, задирать/ задрать нос и т.п. Вторым по численности лексическим пластом являются стилистически нейтральные обороты, характерные для речи автора (38%). К примеру, забегать вперед, крест-накрест, ломать руки, мелькнуло в голове, не помнить себя.  Книжные фразеологизмы составили достаточно небольшой процент – 43 случая употребления, около 7% от общего количества. Среди них можно выделить несколько тематических групп: библейские (камень преткновения, выпить чашу, левая рука не ведает того, что творит правая, петь Лазаря), мифологические (панический страх), из литературных произведений (кто в лес, кто по дрова – Крылов, не мудрствуйте лукаво – Пушкин), канцеляризмы (принять меры, принять во внимание), юридические термины (явка с повинной). С учетом времени создания романа необходимо отметить фразеологизмы, имеющие устаревшее значение, которые насыщают яркими оттенками богатейшую смысловую палитру романа (честь имею, милости просим, сделать честь, ищите и обрящете, денно и нощно).

Особый интерес для исследователя представляет интерпретация языкового материала автором. Мною обнаружено 51 случай творческой переработки устойчивых сочетаний Достоевским, причем все эти примеры можно разделить на две группы: 1 - несущественные изменения, внесенные автором (замена или пропуск слова - 36), 2 - творческая переработка фразеологических единиц, слияние нескольких фразеологических единиц в составе одного фразеологизма (15). К первой группе можно отнести следующие примеры: пропуск слова - ну а по другим пунктам просто как в лужу, ничегошечко не знает, не ведает, да и сам не подозревает, что не ведает! (сесть в лужу), а только ты плюнь (плюнь и разотри), вот они все, стало быть, и на бобах завтра без моих-то денег (оставаться на бобах); синонимичная  замена одного слова в составе фразеологизма - ноги его вдруг отяжелели (ноги отнялись), люди, то есть чуть-чуть даже способные сказать что-нибудь новенькое, должны, по природе своей, быть непременно преступниками (сказать новое слово), а ты останься на минуту (на одну минуту). Интересна работа Достоевского с фразеологизмом палка о двух концах. Мы встретим его и в речи Раскольникова, и в высказываниях Порфирия Петровича. Фразеологизм палка о двух концах – «то, что допускает и хороший, и плохой исход, что может повлечь за собой и положительные, и отрицательные последствия» предстает в усеченном варианте о двух концах, а конкретизация – за счет компонента улики; «Все улики их о двух концах, то есть их обвинения я в свою же пользу могу обратить» (из разговора с Соней); или в еще более широком смысле – с компонентом все: «Но нет у них факта, ни одного, – все мираж, все о двух концах, одна идея летучая...»(из разговора с Разумихиным). Порфирий Петрович употребляет тот же фразеологизм о двух концах, что и Раскольников, и в том же смысле: «да ведь улики-то, батюшка, о двух концах»... «вся эта проклятая психология о двух концах». «Эта фразеологическая единица становится символом противоборства Раскольникова и Порфирия».[11]

Наиболее интересна творческая переработка Достоевским следующих фразеологических единиц:

  • Катерина Ивановна в разговоре с Соней крайне презрительно отзывается о своей соседке: «...она сделала так, что эта приезжая дура, эта заносчивая тварь, эта ничтожная провинциалка, потому только, что она какая-то там вдова майора и приехала хлопотать о пенсии и обивать подол по присутственным местам, что она в пятьдесят пять лет сурьмится, белится и румянится (это известно)…». В составе вновь образованного фразеологизма прослеживаются следы двух фразеологических единиц: обивать пороги (многократно ходить куда-нибудь с просьбами, делами) и трепать подол - вести распутный образ жизни; распутничать (о женщине). Их слияние усиливает значение «крайняя степень презрения».
  • Стремление Лужина к официальной, насыщенной канцеляризмами речи, приводит к следующей трансформации: в его высказывании «Не имея, так сказать, одной корки насущной пищи на завтрашний день и… ну, и обуви и всего, покупается сегодня ямайский ром и даже, кажется, мадера и-и-и кофе» сливаются фразеологизмы нет ни корки; хлеба ни корки (нет никакой пищи; нет куска хлеба) и хлеб насущный.
  • В разговоре с Разумихиным Порфирий Петрович роняет фразу: «…вот ведь ты об этом Николашке мне тогда уши промозолил…». Двойное повторение значения «надоесть», заключенное во фразеологизмах ужи прожужжать и глаза намозолить, усиливает это значение.
  • Особое значение приобретает фразеологизм переступать/ переступить черту (нарушать правило, норму поведения, закон). В тексте он встречается 6 раз в различных трансформациях в соответствии с главной проблемой романа (переступить в значении «преступить закон, нарушить его», но в выражении переступить через труп – фразеологизм со значением «не остановиться даже перед убийством человека»):   Но если ему надо, для своей идеи, перешагнуть хотя бы и через труп, через кровь, то он внутри себя, по совести, может, по-моему, дать себе разрешение перешагнуть через кровь. Что ж, и похвально; тебе же лучше… и дойдешь до такой черты, что не перешагнешь ее – несчастна будешь, а перешагнешь, – может, еще несчастнее будешь… Смогу ли я переступить или не смогу! (Раскольников). Во всем есть черта, за которую перейти опасно; ибо, раз переступив, воротиться назад невозможно (Лужин).

Таким образом, анализ фразеологии романа «Преступление и наказание» в соответствии с поставленными задачами  позволяет утверждать, что фразеологический состав романа исключительно богат и разнообразен. В тексте представлены фразеологизмы всех структурных типов, а также выявлены случаи индивидуально-авторских трансформаций фразеологических единиц, свидетельствующие о новаторстве писателя, его умении раскрыть глубочайшие потенциальные возможности русской фразеологии.

 

ГЛАВА 3. ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ КАК СРЕДСТВО СОЗДАНИЯ РЕЧЕВОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПЕРСОНАЖЕЙ

Речь каждого из персонажей романа, равно как и автора, насыщенна фразеологией. Фразеологические единицы в речи героев служат для характеристики внутреннего мира персонажа. Среди персонажей наиболее активны в употреблении фразеологизмов Раскольников и Разумихин, причем если в речи Раскольникова мы встречаем самые различные категории фразеологизмов, то речь Разумихина насыщена в первую очередь разговорной фразеологией.

Фразеология Раскольникова разнообразна: здесь и нейтральные фразеологические единицы со значением времени (день и ночь, в один миг, сию минуту, третьего дня, время дорого, в свое время, на днях, на черный день, раз и навсегда), фразеологизмы и крылатые выражения библейского происхождения (всходить на Голгофу, бросать камень, петь Лазаря, выпить чашу), разговорные фразеологизмы со сниженной стилистической окраской и большой степенью экспрессивности (остаться на бобах, дать тягу, собаку съели, держи карман шире, сморозить глупость, черт возьми, черт с ней, туда ему и дорога). Широкий диапазон разговорной и просторечной фразеологии свидетельствует о демократической сущности героя. Нередко Раскольников употребляет фразеологизмы в усеченном варианте, что характерно для разговорной речи: на бобах (без компонента остаться); держи карман (без компонента шире).

В речи Раскольникова широко представлено гнездо фразеологизмов с общим компонентом конец (концы). Так, зародившееся в бреду решение схоронить концы – «уничтожить улики какого-либо преступления, проступка, чтобы не осталось никаких следов», воплощается в действии – бросить все в канаву – и концы в воду (в переносном смысле «не осталось никаких следов, улик чего-либо» и в то же время в буквальном смысле – в воду, в канаву), и дело с концом («и все» – окончательная развязка).

Фразеологические единицы библейского происхождения говорят о начитанности Раскольникова, его образованности, однако герой употребляет их чаще всего в ироническом контексте, например: «На Голгофу-то тяжело всходить. Гм... Так, значит, решено уж окончательно: за делового и рационального человека изволите выходить, Авдотья Романовна...». «Этому тоже надо Лазаря петь, – думал он бледнея и с постукивавшим сердцем, – и натуральнее петь». Лужину, который обвиняет Соню в недостойном поведении, Раскольников отвечает: «А по-моему, так вы, со всеми вашими достоинствами, не стоите мизинца этой несчастной девушки, в которую вы камень бросаете». Фразеологизм бросать камень – «обвинять» – восходит в контексте к первоначальному употреблению в Евангелии, и это один из немногих случаев употребления библейского фразеологизма в целях создания возвышенного стиля речи.

Нередки в речи Раскольникова фразеологизмы и пословицы, которые он использует для характеристики других героев: об отношении Лужина к его сестре и матери – по одежке протягивай ножки; хлеб-соль вместе, а табачок врозь; об отношении матери и сестры к Лужину – рядят в павлиньи перья, хотя предчувствуют оборот медали, о Свидригайлове – себе на уме, о Порфирии Петровиче – не играйте, как кошка с мышью, о Заметове – греет руки (то есть «нечестно, незаконным путем наживается, богатеет»).

 Как известно, по теории Раскольникова все люди делятся на две категории: необыкновенных (как Наполеон) и обычных, толпу. Первые характеризуются тем, что право имеют. Иметь право – это свободное сочетание со значением «обладать, располагать чем-либо», кроме компонента право, употребляется с достаточно большим количеством субстантивных компонентов (иметь деньги, детей и т.д.). В тексте романа часто встречается это сочетание с глагольным компонентом: «И какое право, наконец, имеешь ты удерживать меня силой?». Но Раскольников вкладывает в эти слова совершенно иной смысл: право иметь – это иметь право власть иметь (или, говоря словами Сони, иметь право убивать). Вторая категория людей – это твари дрожащие (тварь в значении «недостойный, негодный человек» – прост., презр., бран.), к которым не может причислить себя Раскольников.

В речи Свидригайлова встречаются фразеологизмы игра не стоит свеч, бьюсь об заклад (из картежной терминологии); отношение Свидригайлова к Раскольникову передается словами одного поля ягоды («стоят друг друга, один другого не лучше»). Ироничность, насмешливость героя проявляются в столкновении в речи разностильной лексики и фразеологии: «Понимаю, какие вопросы у вас в ходу: нравственные, что ли? Вопросы гражданина, человека? А вы их побоку».

Канцеляризмы пронизывают речь Лужина, буржуазного дельца и в высшей степени практичного человека: имею честь, лишу себя чести, почли за обязанность – но только с теми людьми, которым он хочет казаться благородным. Наедине же с собой Лужин не церемонится: рассуждает о том, что мать и Дуню он думал попридержать в черном теле, а из этого ничего не вышло – дал маху.

Разумихин – персонаж, в речь которого насыщена фразеологией. Она выразительна и ясна. Фразеология этого героя носит чисто разговорный характер. Она ярка, эмоциональна и оценочна. Так, о себе он говорит: «Вижу, брат, что опять из себя дурака свалял» (в значении «делать глупости, поступать не так, как следует»). Так же прямо оценивает Разумихин и друга своего Раскольникова: «Заведется у вас страданьице – вы с ним как курица с яйцом носитесь!», «...набитый дурак». В то же время у Разумихина свой, трезвый взгляд на жизнь, проявляющийся в таких сентенциях, как «не святые горшки лепят», «соврешь – до правды дойдешь».

Порфирий Петрович – наблюдательный и хитрый следователь, в котором за внешней простоватостью, чиновничьей манерой держаться обнаруживаются зрелый ум, сильная логика суждений. В речи этого героя звучат фразеологизмы литературного происхождения не мудрствуйте лукаво – в контексте это значит «отдайтесь жизни прямо, не рассуждая»; библейские фразеологические единицы денно и нощно, ищите и обрящете, до последних столбов. В то же время встречаются и чиновничьи обороты: льщу надеждой, долгом (святым) почитаю, отдать визитик – рядом с разговорными ни на грош (не поверил), малый не промах, с руками и ногами, пить горькую, ручки поднять.

Монолог Мармеладова насыщен библейскими образами: тайное становится явным, царство божие, как тать в нощи. О Катерине Ивановне Мармеладов говорит самые теплые слова – работала не покладая рук. Катерина Ивановна вторит в своих высказываниях о Мармеладове: служил верою и правдою.

Писатель употребляет фразеологизмы и для характеристики эпизодических героев. Так, Лебезятников предстает как конь, заслышавший боевую трубу; в речи поручика – характерная угроза: «я тебя на цугундер»; немка по происхождению, Амалия Людвиговна коверкает фразеологизм раз навсегда – у нее это получается «раз-на-прежде».

 

Таким образом, анализ речевых характеристик персонажей позволяет сделать вывод об огромной роли фразеологии в создании образов. Устойчивые сочетания, пословицы и поговорки в речи героев существенно дополняют их характеристики и самохарактеристики, углубляют эмоциональный фон, придают каждому образу ярко индивидуальные черты.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В соответствии с целью проекта был исследован текст романа «Преступление и наказание», сделана выборка фразеологизмов, произведено сопоставление обнаруженных фразеологических единиц с  соответствующими значениями во фразеологических и толковых словарях, что позволило осуществить систематизацию  собранного фразеологического материала и последующий анализ в соответствии с различными классификациями фразеологизмов. Проделанная работа позволяет сделать основной вывод: фразеологический состав романа исключительно богат и разнообразен. В тексте представлены фразеологизмы всех структурных типов, а также выявлены случаи индивидуально-авторских трансформаций фразеологических единиц. Своеобразие индивидуально-авторского использования писателем фразеологизмов как одного из важнейших художественно-изобразительных средств заключается уже в самом отборе фразеологических единиц из общенародного фразеологического фонда, в их большей или меньшей модификации, а также в своеобразном вводе в контекст. Языковое творчество писателя проявляется в умении уточнить, конкретизировать семантику фразеологического оборота, определить его потенциальные, скрытые возможности.

Анализ фразеологизмов в речи персонажей обнаружил, что устойчивые сочетания, пословицы и поговорки существенно дополняют их характеристики, углубляют эмоциональный фон, придают каждому образу ярко индивидуальные черты.

Задачи, поставленные перед началом работы над проектом, решены. Однако представляется возможным продолжить работу над данной темой, более глубоко исследовав способы трансформации фразеологизмов писателем. Кроме того, в данном проекте практически не рассматривалось фразеологическое поле романа с точки зрения семантики.

Таким образом, фразеология, органично вплетаясь в ткань литературного произведения, «выступает очень важной составляющей художественного текста, помогающей реализовать авторский замысел, понять текст, реализованные в нем авторские идеи, отношение автора к героям, к изображаемой им действительности».[12]

 

ЛИТЕРАТУРА

1.

Ахманова, О.С. Очерк по общей и русской лексикологии/ О.С. Ахманова. – М.:Учпедгиз,  1957.– 298с.

2.

Виноградов, В.В. Лексикология и лексикография :  Избранные  труды/ В.В. Виноградов. –  М.: Наука, 1977. – 312с.

3.

Мокиенко, В.М. Загадки Русской фразеологии: Науч.-попул./ В.М. Мокиенко. - М.: Высш. шк., 1990.-160с.

4.

Попов Р. Н. Современный русский язык: Учеб.пособие для студентов пед. ин-тов по спец. №2121. Педагогика и методика нач. обучения/Р. Н. Попов, Д. П. Валькова, Л. Я. Маловицкий, 1986. - 464с.

5.

Семенова Н. А. Фразеология и ее функции в романе Ф. М. Достоевского "Преступление и наказание". Москва, 2004. http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/175494.html

6.

Столбунова, C.В. «Роль фразеологических единиц в «Преступлении и наказании» Ф.М.Достоевского», http://rus.1september.ru/article.php?ID=200201502

7.

Филин, Ф. П. Русский язык. Энциклопедия. Гл. ред.Ф.П.Филин.- М.: «Советская энциклопедия», 1979. – 432 с. с илл.

8.

Шанский, Н.М. Фразеология современного русского языка/ Н.М. Шанский. – М.: Высшая  школа,1985. – 160с.

 

 

 

 

СЛОВАРИ

1.

Большой словарь русских поговорок. — М: Олма Медиа Групп. В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. 2007. http://dic.academic.ru/contents.nsf/proverbs/

2.

Большой толковый словарь русского языка. - 1-е изд-е: СПб.: Норинт. С. А. Кузнецов. 1998. http://dic.academic.ru/contents.nsf/kuznetsov/

3.

Даль, В. И. Пословицы русского народа. — М.: Художественная литература. 1989  http://dic.academic.ru/contents.nsf/dahl_proverbs/

4.

Идеографический словарь русского языка. — М.: Издательство ЭТС. Баранов О.С.. 1995. http://ideographic.academic.ru/

5.

Малый академический словарь. — М.: Институт русского языка Академии наук СССР. Евгеньева А. П.. 1957—1984. http://dic.academic.ru/contents.nsf/mas/

6.

Михельсон, М. И. Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов/Ак. наук... М.И. Михельсон 1896—1912. http://dic.academic.ru/contents.nsf/michelson_new/

7.

Окунева, А. П. Учебный фразеологический словарь/ Быстрова, А. П. Окунева, Н. М. Шанский. 1997. http://phraseologiya.academic.ru/

8.

Сводная энциклопедия афоризмов. http://dic.academic.ru/contents.nsf/aphorism/

9.

Словарь синонимов ASIS, Тришин В.Н., 2010. http://dic.academic.ru/contents.nsf/dic_synonims/

10.

Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000. http://dic.academic.ru/contents.nsf/efremova/

11.

Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949-1992. http://dic.academic.ru/contents.nsf/ogegova/

12.

Федосов, И.В. Фразеологический словарь русского языка/ И.В. Федосов, А.Н. Липицкий.- М.: -«ЮНВЕС».-2003.- 608с.

13.

Фразеологический словарь русского литературного языка. — М.: Астрель, АСТ. А. И. Фёдоров. 2008. http://phraseology.academic.ru/

14.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс». Вадим Серов. 2003. http://dic.academic.ru/contents.nsf/dic_wingwords/

15.

Юридический словарь. 2000. http://dic.academic.ru/contents.nsf/lower/

16.

www.frazeologiya.ru

 

[1] Виноградов В. В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины. Избранные труды. Лексикология и лексикография. М., 1977. Виноградов, 1959, с. 155

[2] Семенова Н. А. Фразеология и ее функции в романе Ф. М. Достоевского "Преступление и наказание". Москва, 2004. http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/175494.html

[3] Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М.: Высшая  школа, 1985, с. 20

 

[4] Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М.: Высшая  школа, 1985, с. 58

 

[5] Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М.: Высшая  школа, 1985, с. 60

[6] Там же, с.61

[7] Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М.: Высшая  школа, 1985, с. 62

[8] Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М.: Высшая  школа,1985, с. 95

 

[9] Там же, с.96

[10] Ахманова О.С. Очерки по общей и русской лексикологии. – М., 1957, с. 242

 

[11] Столбунова C.В. «Роль фразеологических единиц в «Преступлении и наказании» Ф.М.Достоевского», http://rus.1september.ru/article.php?ID=200201502

[12] Семенова Н. А. Фразеология и ее функции в романе Ф. М. Достоевского "Преступление и наказание" : Дис. канд. филол. наук : 10.02.01 Москва, 2004, 202 с. http://www.disserr.ru/contents/175494.html

Категория: Методические разработки | Добавил: lingualit5
Просмотров: 4364 | Загрузок: 101 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar